Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Ставки повышены, но не с Украиной


Конечно, Путин прекрасно понимает, насколько серьезные санкции последуют в случае масштабной военной агрессии – типа походы на Мариуполь и на Киев. Инцидент в Азове – это проверочная и прикидочная акция в этом направлении. Мне кажется, что состояние умов военно-политической верхушки Кремля и таких людей, как Патрушев, Сергей Иванов, начальник Генштаба Герасимов, исходят из того, что санкции все равно сейчас не снимут, поэтому мы повышаем ставки. Но не с Украиной. Это ж вечная песня наших пропагандистов, что мы воюем не с какой-то там Украиной, а мы на территории Украины воюем с Западом.

Ставки повышены, но не с Украиной

По логике кремлевского руководства повышение ставок приведет к уровню возможного применения ядерного оружия, чем они и угрожают всему миру. Мол, в такой момент Запад дрогнет, отступит и пойдет на политические уступки. На военном языке это называется деэскалация через ядерную эскалацию.

Я недавно написал статью об истории внешней политики Советского Союза и России после Второй мировой войны. На каждом этапе правления Сталина, Хрущева, Брежнева и Путина, она определялась, верит ли руководитель в возможность победы над Западом, включая ядерную войну, или не верит в такую победу.

Были очень короткие периоды в последние месяцы жизни Сталина, когда он верил в такую победу и явно готовился к Третьей мировой войне, пока его не ликвидировали те члены руководства, которые в такую победу не верили, а справедливо считали, что это будет всемирная катастрофа. Хрущеву в последний год его правления после встречи с Кеннеди в Вене в 61-м году тоже показалось, что этого слабака он переиграет. И так советские ракеты оказались на Кубе.

После этого советские руководители брежневской, ельцинской и даже путинской эпохи исходили из невозможностей всеобщей ядерной войны из т.н. доктрины взаимного гарантированного уничтожения. Что победы в этой войне нет, будет уничтожен весь мир.

Но начиная где-то с 14-го года, российская военно-политическая верхушка решила, что, несмотря на то, что они во всем уступают Западу, они могут победить его чисто психологически, наглостью. Что в решающий момент конфронтации будут угрожать ядерным оружием и Запад дрогнет и отступит. Поэтому последние годы Путин беспрерывно говорит о применении ядерного оружия. Все эти радиоактивные пеплы, если нет России, зачем и миру существовать, мы в рай, остальные подохнут… Что у этого безумного на уме, то у него и на языке.

Вот так вера в возможность выиграть войну у Запада толкает Путина на повышение ставок в конфронтации с Западом.

Поэтому со стороны России инцидент в Азовском море — это не случайная акция. По существу это аннексия Азовского моря и украинского побережья, которое тем самым автоматически подвергается блокаде.

Москва нарушила договор 2003-го года между Украиной и Российской Федерацией, где черным по белому написано, что обе страны обладают абсолютно свободным судоходством в Керченском проливе и Азовском море, так как это прибережные воды обеих государств.

Поэтому никаких разрешений со стороны России по движению украинских кораблей с черноморских портов в порты Азовского моря быть не должно. А любые такие ограничения – это грубое нарушение морского права.

По Азову Москва пошла на очень серьезный акт агрессии. Международные организации и большинство государств именно так и охарактеризовали этой случай. Он будет стоить России не то, что специально объявленных санкций. В рамках неизбежных санкций он будет играть на стороне тех людей, которые выступают за более жесткие ограничения в отношении России. Не забывайте, что на повестке дня куча других важных санкций. С дня на день все ждут второго этапа «химических» санкций, которые предполагают самый широкий диапазон ограничений как в экономических, так и в политических сферах России.

ИСТОЧНИК