Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Скажи спасибо вашим американцам, сожгли ваш Киев, а Донбасс на колени не поставили


«Подло, низко и глупо».

Скажи спасибо вашим американцам, сожгли ваш Киев, а Донбасс на колени не поставили

Эта фраза рефреном много раз прозвучала вчера в мой адрес в обвинительных речах очередной моей обличительницы . Гневные излияния продолжались долго, за полночь. Как обычно, сумбурно и нелогично: с требованиями признать все население, находящееся в оккупации, безвинными жертвами Киева; погуглить, кто такие Темур Юлдашев и Александр Решетняк (я же типа ничего о них не слышала); передать привет мураеву и братьям добкиным (?); расследовать действия луганского СБУ и Петрулевича в частности; заклеймить киевскую власть, «слившую» Луганск и Донецк и т.д и т.п. Все эти возмущенные вопли почему-то напоминают мне май-июнь 2014-го, когда уговаривала бывших друзей и родню уезжать, в предчувствии чего-то страшного. Уже сидели «на подвале» Темур Юлдашев, а позже Владимир Семистяга и многие другие; умирал в больнице замученный в застенках Александр Решетняк; в центре города из автомата стреляли в Игоря Чудовского; водили на четвереньках тех, кто осмелился агитировать за Украину против «рыфырендума».

БОльшая часть луганчан этого не знала, не хотела знать. И мне тогда в переписке или по телефону, когда пыталась рассказать о происходящем, неизменно отвечали, меняя риторику по мере изменения ситуации: «Ты все врешь – в Луганске ничего этого нет, цветочки, беркутята, Россия, ля-ля-ля. Выпустили джинна из бутылки на Майдане; скажи спасибо вашим американцам, сожгли ваш Киев, Правый сектор, Донбасс никто не ставил на колени. Немедленно прекратите бомбить Донбасс, зачем вы сюда лезете, киевская хунта, каратели, нацики и пр.».

Слава Богу, что он наградил меня излишней неуверенностью в себе, которая не дала развиться мании величия – ведь это ж именно я, всесильная и всемогущая, устроила Майдан, напала на мирный беззащитный Донбасс; не хочу расследовать преступные действия в самых верхах и закончить войну… Было бы смешно, когда бы не было так грустно. Я писала и пишу о том, что произошло и происходит в Луганске только потому, что не хочу, чтобы это повторилось в любом другом городе, чтобы все мы поняли, что гражданин имеет не только права, но и обязанности. Кто хочет – найдет.

Это нетрудно, на моей странице в подавляющем большинстве личные посты (с собственной точкой зрения), в которых я никогда огульно не обвиняла всех луганчан подряд (кстати, к тому же не прокурор, чтобы обвинять) в том, что только они виноваты в трагедии нашего города. Видимо, не доходит или лень почитать. Попробую последний раз четко изложить позицию – в дальнейшем не собираюсь больше вступать в бесплодные дискуссии. Поверьте, мне есть, чем заняться. И всю следующую неделю попробую не затрагивать Луганск в своих постах, но из моей повседневной жизни никуда он не денется. Итак, «Вата не виновата?».

Вчера ходили на фотовыставку «Дня» (мощную, как всегда) в Украинский дом. Выставка была на втором этаже. А на первом играли мускулами и «брали вес» атлеты. И, проходя мимо них, почему-то вспомнилась другая штанга. Мраморная. На аллее Героев военного киевского кладбища. На могиле Темура. Последний вес, который никогда не возьмет Тренер.

Всех, кто тогда пытался противостоять безумию «русской весны» (тех, кого знаю лично, о ком слышала, знакомых и незнакомых) считаю героями и преклоняюсь перед их смелостью. Жаль, что на почти полумиллионный город их было так немного (но ведь недаром враг давно готовился к нападению и тщательно изучал, где войти будет проще – вспомните, сколько соц.опросов, совместных празднований, реконструкций, гастролей русских икон было перед войной во всех приграничных областях и Киеве, а «братское доверие» оправдали только две).

Многим пришлось уехать, бросив все и начать с нуля в других городах Украины. Многие ушли воевать (да, их не больше, чем в других областях Украины, но они были и есть). Или спасать – работу «Восток-SOS» и многочисленных наших волонтеров приравниваю к фронту. Не говоря уже о тех отчаянных, которые прорывались к военным, снабжая их всем необходимым и рискуя собственной жизнью.

Считала и продолжаю считать, что повально усреднять население Луганска, позиционируя всех (и героев, и их предателей) только невинными жертвами чьих-то происков, — это как минимум, «подло, низко и глупо». А как максимум, еще и опасно. Так как хлопкоголовый элемент, щедро взращенный совковой пропагандой по всей Украине, сделает единственно правильный вывод – предавать свою страну ненаказуемо и выгодно (мне сейчас часто пытаются рассказать в Киеве, как хорошо с двумя пенсиями и низкими тарифами жить в Луганске – может, и поверила бы, если б не общалась регулярно с теми, кому так «хорошо»).

Можно не думать о последствиях и не бояться потерь. Ведь никто тебя не обвинит, что ты угробил свой регион, будущее своих детей то ли за невыполнимые посулы, то ли за конкретную гречку, то ли из зависти к благополучию соседа. Или потому, что тебе было все равно и лень вникать. Президенты Украины, отдавшие в нераздельное владение Ахметову и Ефремову земли Донбасса, безусловно, виноваты во многом, но не во всем. Ведь и мы, жители Луганска и Донецка, практически не протестовали против своих рабовладельцев. Значит, нас все устраивало? Как и сейчас, худо-бедно устраивает оккупированных это сидение между двумя стульями. И Украина должна по гроб жизни, и Россия обманула, но тоже должна. А все-все-все обитатели Зоны – просто невинные жертвы.

Исходя из такой логики, скажите, пожалуйста, можно ли считать одинаковыми (все, о ком пишу реально существуют) героическую луганскую переселенку, которая каждый день в нелегкой пограничной Станице всеми своими действиями борется за Украину, и ту местную тварь, которая плюет в нее? А старшая медсестра, которую забрали летом 2014-го на допрос в захваченное здание СБУ по доносу скромной санитарки из рентгенкабинета (подозреваю, что чисто из зависти), согласится ли она на уравнивание с этой самой санитаркой? Правильно ли, что вороватый завхоз, «сдавший» свою сотрудницу оркам, не из идеологических соображений, а исключительно, чтобы избавиться от ее разоблачений, теперь полностью сравнялся с ней – он же тоже из жертв, ведь его контора закрылась, как и тысячи других. Люди, которые, рискуя жизнью, везут в Зону «14 друзей хунты», «Пехоту» и книгу об обороне Луганского аэропорта, точно такие же, как пенсионерки, рассказывающие в Киеве, как чудесно живется в оккупации (в очередях в Собес за украинской пенсией)?

Школьные учителя и ВУЗовские преподы, которых вынудили уехать, искать новое место, жить на съемных квартирах, и те, которые остались и дают обязательные уроки ненависти к Украине, — к ним тоже нужно относиться одинаково? (Правда, отдельно – нет слов, чтобы выразить благодарность и восхищение,- хочу сказать о светлых людях, которые не сдаются и продолжают нормально учить там детей, игнорируя идеологические требования патологических новообразований). Олена Степова и те, кто грабит оставленный ею дом, периодически извещая ее об этом, — равны по умолчанию, только потому, что они из Свердловска?

Наш друг, деревенский Кулибин, постаревший, поседевший, столько переживший за четыре года, и его соседи, которые деятельно поддерживали «русскую весну», гордящиеся детьми-ополченцами ( но бухающими на украинские шахтерские пенсии и регресс) – имеет ли смысл их сравнивать? Если б вы знали, как он ненавидит тех, кто сломал жизнь ему и его семье, – до войны никогда не видела его таким злым (имела неосторожность пожалеть бабок, шлепающих навстречу, когда мы шли через Станично-Луганский мост в Зону – услышала все, что он думает по этому поводу).

Да и совершенно мирных, совсем негероических молодых ребят (они работают и живут здесь, на съемной, но НГ обычно встречают дома, в Луганске), бешено скучающих по своей квартире, по мамам, оставленным в Луганске, я бы не стала приравнивать к их сверстникам, работающим в Луганске или России, т.е. на оккупанта, изуродовавшего наш город. Молодые мальчишки, искренние и неосторожные, срывающие чужие флаги, — и их соседи, звонящие в органы. Бабушка с палочкой, читающая стихи Шевченко у его памятника, — и дуры из мохеровой гвардии Насти Пятериковой. Алена Кулиш с Володей Алехиным, светлые святые люди, — и те, кто указал на них. Все это люди из Луганска. Одни – герои. Другие – хуже пришлых врагов, те сразу честно шли грабить и убивать, а эти маскировались под своих.

И почему нужно считать, что все одинаковы, когда разница так огромна? Не является ли предательством тех, кто боролся и борется, вот такое стремление – всех понять, простить и вылепить что-то среднее арифметическое? При этом, «не замечая» откровенных врагов, которые продолжают учить детей ненависти к Украине не только в Луганске, но и рядом, на нашей территории области, ждущих своего часа, особо не скрываясь. Если мы хотим освободить наши земли, а не присоединиться к ним в виде теперешнего недоразумения, нужно отчетливо понимать, что нас там ждет.

Я знаю, что в Зоне много людей, которые продолжают сопротивление, даже живя среди тысяч тех, кто сдался, смирился и готов поддержать оккупантов дружной явкой хоть на похороны, хоть на парад, хоть на выборы (кстати, иногда бездействие – сильнее открытого сопротивления, и массовая неявка могла бы стать шагом к освобождению). Верю, что придет тот день, когда о героях можно будет сказать открыто. Будут написаны книги, сложены песни, поставлены памятники. Не знаю, сколько лет пройдет. Дождутся ли друзья, попавшие в оккупацию, каждый день, рвущие паутину информационной лжи и не сдающиеся врагу. Но одно знаю точно – нельзя, чтобы те, кто предал или равнодушно промолчал, чувствовали себя победителями, которым опять все должны – освободить, отстроить, заплатить, обеспечить… И выводы из происшедшего нужно делать.

Иначе, зачем все это было?

ИСТОЧНИК